Ужин в CIA

081

СIA – это не только аббревиатура ЦРУ, это еще и Culinary Institute of America, где готовят лучших в стране шеф-поваров. Главный кампус находится в Нью-Йорке в городке с не менее знаменитым названием Гайд-Парк, но есть также отделение в Напе в СА. Студентам надо практиковаться. А так как таланты не должны пропадать зазря, то желающие могут записаться заранее и прийти в назначенное время в один из ресторанов на кампусе попробовать творение будущих шеф-поваров. Желающих много – нам с друзьями пришлось заказывать столик за два месяца.

Чтобы не ехать полтора часа в один конец ради “исключительно гастрономических интересов”, как неодобрительно говорит про наше семейство моя мама, мы начали с поместья Вандербильда. Мы в очередной раз убедились, что на старости я смогу стать рейнджером и водить по нему экскурсии. Так как к пятому или шестому показу моей любимой нью-йоркской достопримечательности друзьям я уже вспоминаю напорядок больше деталей романтической истории Фредерика и Луизы Вандербильд, чем гид. Ей было 32 года, и она была разведена с первым мужем, ее кузеном, что по правилам золотой гильдии означало почти полную социальную изоляцию: даже родители не могли принимать ее одновременно с другими гостями. Она нашла поддержку у другого кузена, младше ее на 10 лет, самого юного из сыновей железнодорожного магната … и не просто поддержку, а неожиданное предложение руки и сердца, а потом и тайное бракосочетание. О последнем папа-Вандербильд узнал из газеты за утренним кофе и немедленно лишил Фредерика наследства. Впрочем, со временем к нему отошли материнские деньги, крохи по сравнению с состоянием семьи – 10 миллионов. И он единственный из всех детей Вандербильда преумножил их в 8 раз, создав успешную инвестиционную компанию.

Поместье в Гайд-Парке – лишь один из их домов, где пара жила с апреля по июнь, потом они уезжали в Нью-Порт, Мейн, несколько месяцев жили в Нью-Йорке, в холодное время – во Флориде или в Европе – куда плавали на пассажирском лайнере, отправляя яхту своим ходом, а потом уже пересаживались на нее для путешествий по югу Франции и Италии. Луиза не любила жару. Гайд-Парк же был любимым поместьем ее мужа, потому что там у него была экспериментальная ферма. Луиза развлекала гостей в обставленном во французском стиле особняке – даже ее спальня была скопирована со спальни Марии-Антуанеты в Версале. А интроверт-Фредерик скрывался в самой маленькой комнате – своем кабинете – или на ферме. Говорят, он прятался за деревом, завидев гостей – каретные прогулки и чаепитие с видом на Гудзон были самым популярным развлечением дам – чтобы не поддерживать смол-ток.

066

Луиза умерла во Франции в 82 года. Фредерик вернулся в Гайд-Парк и приказал заколотить этаж, где они жили вместе. Он прожил еще десять лет в маленькой спальне на этаже для слуг, ездил на поезде по делам в Нью-Йорк, успешно пережил Великую Депрессию. Детей у пары не было – 32 года считались слишком поздним сроком для заведения потомства. Так что все наследство после уплаты 56% налога перешло к племянице Луизы, а поместье, полное европейской мебели, ковров, каминов и живописи оказалось третьим в истории Америки подаренным государству в качестве музея.

087

В Ньюпорте в домах Золотой Гильдии были приняты обеды из 14 перемен блюд, к которым подавали до 50 серебрянных приборов. В Гайд-Парке ограничивались половиной. Наш путь лежал в CIA, где нас хватило на четыре. Я бывала в ресторанах, где еда была вкуснее и изобретательнее, хотя было вполне неплохо. Но такого энтузиазма среди барменов и официантов, такого гостеприимства и старания я не встречала нигде. У выпускного класса идет ротация: три недели на кухне, три недели в зале. Как они стараются! Муж (при нашей активной поддержке) заказал сыр только потому, что просто жалко было отпускать “без улова” мальчика, полчаса рассказывавшего нам про каждый сыр на тележке во всех деталях, демонстрировавшего плотность и корочку, и качество плесени…один раз он сбился, покраснел до ушей – и тут же поправился. Просто чувствуешь себя и дорогим гостем, и приемной комиссией одновременно.

090

И еще они все любят еду – как ремесло и как искусство. Мы, конечно, не удержались и задали кучу вопросов о том, как устроена жизнь будущих шеф-поваров. Наш официант “выпускается” через три недели, работает поваром в ресторанчике в соседнем городке, но собирается остаться еще на полтора года, чтобы получить степень магистра. Собирается специализироваться во французских способах приготовления пищи.
– Не французскую кухню, а именно способы, чтобы потом применить их к другим ингредиентам, – объяснил он с энтузиазмом – например, мне очень нравятся азиатские продукты, и из них можно сделать что-то новое.

099

В общем, там очень хорошо. И удивительно красиво. Мы обязательно соберемся обратно, наверно, осенью, когда начнется листопад, и можно будет посмотреть на листья по дороге.

А сейчас я сижу в лаунже Дельты в Ла Гвардии, пью шардоне и жду уже четырежды отложенный рейс до Атланты. Хорошо, что Дельта позвонила, и я отложила на час машину – но пока я ехала, они умудрились продлить задержку. Предыдущий до сих пор не улетел. В общем, пожелайте мне улететь – и, главное, прилететь – сегодня. Потому что впереди та еще неделя.

*
Присоединяйтесь к карьерным дискуссиям на Фейсбуке и на Твиттере !

“Вверх! Практический подход к карьерному росту” – на Амазоне: в мягкой обложке и на Киндл .

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s