Вечер в НЙ: анатомия танца

NYC

Вчера мы ужинали у замечательных голландских друзей, проводящих лето в Нью-Йорке и снимающих необыкновенную старую квартиру в предвоенном доме с высокими потолками и идеальным светом из окон с обеих сторон в южной части города. В доме, построенном для художников – в этом городе регулированной ренты и меценатства много всего интересного встречается, в том числе и такие вот уникальные дома. Но я хотела рассказать не об этом, а о том, что они познакомили нас с совершенно необыкновенной женщиной – Зеевой Коэн – сорок лет возглавлявшей программу танцев в Принстоне.

Вот можно посмотреть , как она танцевала.

Дать ей ее годы совершенно невозможно, ей и 60 дать трудно, настолько легки и грациозны ее движения, и настолько горят ее черные глаза, когда она рассказывает про искусство. Впрочем, они, похоже, всегда горят – она с неменьшим энтузиазмом распрашивала мужа о лабораторных мышах, а меня о логистике. Но главное, она без снобизма, просто и схематично, объяснила мне основные волны и направления танца в двадцатом веке – от классического балета с зафиксированным торсом, до полной свободы и плавности Айседоры Дункан, к экпрессии Марты Грэхам …
– Вот та фотография, которая тебе так понравилась – объясняла она мне уже на прогулке, после того как мы заглянули к ним домой посмотреть на картины ее мужа, известного израильского художника, и черно-белые фотографии ее танцев разных лет вдоль лестницы наверх – противоречит всем танцевальным канонам первой половины века. – На фотографии молодая Зе’ева летит в каком-то невероятно перекрученном прыжке, при чем ее лицо устремлено в землю. – Считалось, что прыжок – это раскрытие, глаза и плечи должны быть обращены к высокому и небесному, наверх. А тут я смотрю вниз. Это было движение поиска “земной силы”, черпания сил земли для экспрессии собственных чувств..

Утром я посмотрела находящийся в работе фильм документальный фильм Зе’евы с элементами ее танцев разных периодов. Тут и пантомима, и танец, где она изображает четырех библейских матерей израильского народа – от четырнадцатилетней Рахили у источника до девяностолетней Сары, узнавшей о беременности…Потом я нашла все, что есть на ЮТьюбе и жду ДВД, который она мне обещала когда-нибудь показать.

Не менее интересным был ее рассказ про факультет танца в Принстоне. Долгое время они учили исключительно технике, и ей потребовались годы, чтобы ввести изучение постановки и истории современного танца. Это не основная программа, а дополнительные классы, которые студенты берут для общего расширения кругозора и культуры – что с моей точки зрения, совершенно замечательно, потому что позволяет лучше понимать области на стыки дисциплин, от анторопологии до физической терапии. В 1969 году, когда она попала в Принстон, Зе’ева была тройным “исключением” из гомогенного состава преподавателей – женщина, моложе всех, иностранка (она выросла в Йемене) – не говоря уже о том, что еврейка в исторически достаточно антисемитском университете. Тем не менее, она не просто стала главой программы, а продержалась на этом месте сорок лет.

Вот бывает так, что встречаешь нового человека – и чувствуешь себя богаче от того, что с ним познакомился. Так что хочется поделиться с другими.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s